18:16 

Взгляд через янтарь Часть 1, 2, 3.

Алайя Рей
Никогда не говори никогда...
Автор: Селена Рей, Алайя Рей – Один и тот же человек.
Название: Взгляд через янтарь.
Персонажи: Харука.
Фэндом: Пока смерть не разлучит нас.
Жанр: Агнст.
Размер: Мини.
Дисклеймер: От прав отказываюсь. Все создателям, я лишь фантазирую.
Рейтинг: РG-13.
Статус: Закончен.
От автора: Я сама не знаю, почему это написала. Наверное, по прихоти настроения, ничем больше оправдать не могу. Если это кто-то прочтет и откомментирут, буду очень благодарна)



Харука любит свою жизнь в тихом и мирном старом городе. Она любит двухэтажный деревянный дом, выкрашенный бежево-золотистой краской, старый, но крепкий, пахнущий вековой надежностью, стоящий на улице где выращивают каштаны и каждую весну воздух розовый от лепестков сакуры, что как снег покрывают сады и дороги.
Она любит огромные разлапистые деревья, в которых утопает дом, где она живет. Деревья, чьи кроны естественный, изумрудно-зеленый, пахнущий растительной кислородной свежестью, навес над ее маленьким балконом. Навес, скрывающий от солнечных лучей и ветра…
Ей нравятся потертые деревянные ступени дома и такие же поручни, чистый дворик и дружелюбные соседи, что снимают квартиры здесь же. Две молодые пары, у одной из которых даже есть ребенок. Очаровательная рыженькая малышка…

Харука любит свою однокомнатную квартирку. Она ясная, залитая солнцем, теплая и заполненная цветами. Они повсюду: на столах, специальных подставках, даже на стенах висят маленькие горшочки с развесистыми вьюнками. Харука не включает верхний свет, для этого у нее везде множество разноцветных ламп, вмонтированных в стены или просто спрятанных среди цветов и выглядящих как цветы. С их помощью можно расцветить светлую мебель, главное правильно подобрать под настроение цветовую гамму.
Она любит свою квартиру, ведь она делала ее сама. Чистила стены, красила деревянные панели в золотистый, подбирала мебель и растения, рыскала по магазинам в поисках небольшой кровати с балдахином. Она потратила почти полмесяца, чтобы привести в божеский вид кухню и ванную. Она купила белоснежные ковры и раскрасила их специальными красками и узорами, что придумала сама, тем самым, разбавив пастельные цвета комнаты яркими оттенками…
Ее маленький и теплый, мирный мир, отодвинувший, как ширмой завесивший, ее недавнее прошлое. Мир такой реальный, что она начала забывать… всего-то за полгода. Ей хватило этого, чтобы снова влиться в нормальную жизнь, оживить в себе что-то, что казалось, уже давно отмерло. Лишь одно доказательство, что прошлое все-таки было – фотография в мраморной, как из другого, не деревянного, не разноцветного… мира. Одна единственная, как напоминание. Она и еще один человек, который семь месяцев назад сказал ей - «Уходи, это не для тебя. Ты себя исчерпала и скоро сломаешься, а я не хочу этого видеть».
Харука послушалась… сама понимала, видела, что еще немного и конец…
Всего одна деталь… большего она себе не позволяла. Знала, что стоит вспомнить, и… она сорвется, снова сунется в вероятности, снова захочет… туда, откуда фотография и мрамор рамки. Поэтому она задвигает ее горшком с фиалками, будто ее и нет и никто ничего не говорил. Не было тех пяти лет жизни… никогда.
Но все равно. Каждый раз, открывая дверь и возвращаясь домой, ее взгляд первым делом цепляется за эту фотографию, скрытую цветами, и знакомое лицо, обрамленное мохнатыми листочками, кажется неправильным… Харука отодвигает от фотографии фиалки исправляя эту неправильность, но не убирает их совсем. Она знает, что вечером, ложась спать, она все равно снова задвинет ими фотографию…

Харука любит утро. Любит, когда мягкими лапами солнечных лучей, пробивающихся сквозь навес ветвей, скользят солнечные зайчики по вискам и губам. Она любит каждое утро скатываться с кровати на разноцветный ковер, роняя подушки и одеяло, и вытягиваться в струнку, стараясь достать от туалетного столика, которого она касается руками до компьютерного стола. У нее не получается ведь комната большая, но это ощущение мурашек по всему телу, она тоже любит и поэтому продолжает пытаться каждое утро.
Харука умывается, собирает в хвост длинные, до колен, светлые волосы, скидывает в сумку учебники, натягивает короткое белое платье. Привычка, из тех, от которых не отвертишься. Завтракает бутербродами и кофе, вытаскивает из холодильника заранее, еще вчера вечером приготовленный школьный обед.
Ей семнадцать и она ученица последнего курса старшей школы. Так ведь и должно было быть, так и было бы если…
У Харуки плащ и зонт зеленого цвета, сумка и сапоги белого, а резинка в волосах коричневого. Она любит живые цвета… не жизнерадостные, а именно живые. Именно так…

Харука любит свою школу. В ней всего двести учеников и восемь учителей. Приветливые и добрые в большинстве своем люди. Конечно, и среди них есть свои моральные уроды, но они к ней не лезут, чувствуют, наверное, что у хрупкой и болезненно-худой куклы есть чем ответить на издевки и выпады. Такие люди не ошибаются… у нее и правда слишком много ненужных обычной семнадцатилетней девочке навыков, навыков от которых она не спешит избавляться и которые продолжает развивать, не смотря на старание жить обычной жизнью, навыков, которые ей привил тот человек с фотографии… привил крепко и навсегда.

Жить это хорошо. Жить спокойной и тихой жизнью еще лучше. Харука знает это как никто другой. За жизнь, в которой ничего не нужно опасаться, нужно благодарить… вот только она не может, хотя хочет. Нестерпимо и до слез. Хочет… и поэтому заставляет цветком фотографию в мраморной рамке…

Она не идет с одноклассниками в клуб, она уходит в глубь местного парка, проделывает там все упражнения, которые когда-то составил для нее человек с фотографии, потом читает учебники, пишет домашку по кандзи… и идет в магазин. Вечером ей всегда хочется чего-то сладкого. Она улыбается знакомой продавщице, подходя к кассе, и та ответно расплывается в добродушной улыбке. Просчитывает продукты и спрашивает.
- А вам котенок не нужен? Трехмесячный, к туалету приучен.
- Простите, я привыкла быть одна, а заботиться о ком-то… это не для меня.
Она расплачивается за продукты, складывает их в пакет и уходит провожаемая жалостливым взглядом.
Харука соврала. Заботиться она привыкла давно, а вот к одиночеству приспособиться так и не смогла, да и не хотела если честно…

Обед Харука всегда готовит только на себя. Гостей у нее не бывает… никогда. Это хорошо, потому что Харука знает, что каждый раз, когда кто-то из одноклассников или знакомых будет звонить в дверь, она будет думать что пришел…Мамору, а с каждым разочарованием она бы потихоньку сходила с ума. Именно поэтому она отказалась от проведения домашнего телефона. А сотовый… никто и никогда не сможет узнать. Не зря же ее столькому целых пять лет учил один хакер…

Вечером Харука сидит на балконе в кресле, завернутая в клетчатый пушистый плед с ноутбуком на коленях. Пишет очередную защитную программу на заказ. Лазит по сети, слушает музыку. Она вот уже пять месяцев не заходит на сайты, где обычно сидит один знакомый Хакер из прошлого - Игава. Они висят в закладках, и она каждый раз задерживает на них курсор мышки, но не щелкает… просто ведет его мимо. Раньше думала… гордость, теперь она в этом не уверена.
Она уходит с балкона тогда, когда с тихим гудением включаются фонари, солнце оставляет после себя только малиновую полоску на горизонте, на стремительно темнеющем небе начинают появляться первые звезды.
Она выходит, закрывает балкон. Задергивает газовые занавески и топает в душ. В кровати она закукливается в одеяло, ведь по ночам бывает холодно, и засыпает, забыв поставить перед фотографией горшок с фиалками. Наверное, потому что все еще надеется, все еще хочет, чтобы человек с фотографии - Хиджиката Мамору… однажды утром позвонил в ее дверь…

Автор: Селена Рей, Алайя Рей – Один и тот же человек.
Название: Взгляд через янтарь - Часть 2.
Персонажи: Харука.
Фэндом: Пока смерть не разлучит нас.
Жанр: Агнст.
Размер: Мини.
Статус: Закончен)
Дисклеймер: От прав отказываюсь. Все создателям, я лишь фантазирую.
Рейтинг: РG-13.
От автора: Я сама не знаю, почему это написала. Наверное, по прихоти настроения, ничем больше оправдать не могу. Если это кто-то прочтет и откомментирут, буду очень благодарна)


«Взгляд через янтарь – часть 2»

Кохаку Хину в классе любят, не смотря на то, что она пришла совсем из другой школы. Ее любят за приветливую улыбку, за интересные идеи, за странно-твердый характер, скрывающийся под внешней оболочкой куклы.
Учителя уважают ее за точные энциклопедические знания, ясный ум и четкие формулировки ответов, безукоризненную вежливость и аккуратность. Информатик же по непонятным причинам готов и вовсе на нее молиться, а местные хулиганы и задаваки обходят ее стороной. Так, будто совсем не замечают, а ведь должны… но, похоже, странным это считает только один человек.
Акира знает, таких идеальных девушек не бывает, и старается смотреть глубже, найти хоть один изъян, потому что чувствует – что вся она состоит из фальши, даже имя ей подходит как никому - Янтарная Кукла…
Акира смотрит на свою соседку по парте и ищет изъяны в идеальной внешности, манерах, словах и никак не может найти. Изъянов нет, но странностей хоть отбавляй. Она никогда не ходит развлекаться с классом, никто не знает ее домашнего адреса и телефона. Она не остается на кружки, ничем не интересуется, ни разу не была в школьной библиотеке. Никто не может назвать ее своей подругой или девушкой, хотя по школе ходит пара баек. Она сразу после уроков растворяется в немногочисленной толпе, хотя по идее потеряться не может. Такая яркая девушка просто по определению нигде не может потеряться… но ей это удается.
Иногда Акира думает, что еще немного, и он будет думать как сопливый подросток из детских мультфильмов, подозревающий немного странную одноклассницу во всем, начиная от шпионажа до контактов с пришельцами. Когда такая мысль впервые приходит к нему в голову он ужасается и старается забыть. Но природное любопытство все-таки берет верх, и он продолжает наблюдать и сопоставлять… хотя это с каждым днем все больше и больше кажется совершенно бесполезным занятием.
Он, наверное, так и не узнал, что скрывается за янтарной маской, если бы не его величество случай.
Акира просто пришел на день рождения племянницы. Ради этого приехал в старый город, купил большую куклу в подарок, нацепил костюм… подготовился, в общем, ко всему, начиная от домашних посиделок заканчивая светским раутом. Сестра у него большая любительница сюрпризов… а тут такой повод.
К великому облегчению с порога стало ясно, что планируется внутрисемейное собрание, то есть – он, сестра, ее муж и именинница. Каково же было его изумление, когда, пройдя в комнату под окрик сестры «бросай куртку и марш помогать», он увидел что на диване сидит ОНА. Сидит и играет в ладошки с его уже пятилетней племянницей. Только она какая-то другая, домашняя, что ли… с распущенными, наэлектризованными волосами, в коротком топике с мишками и льняных широченных брюках. Совсем другая… непривычная.

- Кто это там? Я думал, будет семейный праздник. – Спросил он сестру, заходя на кухню.
- Понравилась? – Усмехается эта ехидна. – Не выйдет у тебя ничего, эта девочка не для тебя. Такие только… - Прерывается, глядя на часы. - Соседка это наша, с верхнего этажа. Снимает квартирку там уже около восьми месяцев. Иногда сидит с Сату, малышка ее любит. – Сестра быстро нашинковывает дольками лимон. – Ярая цветочница, у нее в квартире целый ботанический сад. Такого я ни у кого не видела. А если честно, она очень милая девушка, как мне кажется, с очень непростым прошлым…
- Да какое у нее прошлое… - Фыркает Акира на догадки сестры, которая похоже сама не замечает, что говорит занятая резкой лука.
- То есть… ты ее что знаешь?
- Ну да… Она моя одноклассница. Только я ее без «маски» сразу и не узнал.
- Понятно. Я думала она старше… – Сестра долго смотрит в стену и потом резко добавляет. – Тащи на стол салаты, Даичи скоро придет.
Акира пожимает плечами, привыкший к сестринскому характеру, и утаскивает салатницы в комнату.

Она сидит на диване, поглаживая по волосам спящую на ее коленях Сату и тихонько что-то напевает. Поднимает голову, когда он опускает салатницы на стол, и улыбается уголками губ.
- Привет, Акира.
- Привет. – Просто отвечает он. Не знает, что еще сказать. Будь они в школе, она бы улыбнулась во все зубы, кокетливо и шутливо откинув пряди волос с лица, протянула бы ладонь, а он бы ударил по этой ладони в приветствии и ответил бы – Здорово!
Сейчас все не так, и Хина не такая как всегда. Получил, что хотел да? Куклу без маски… получил и не знаешь, что теперь делать. А может и это тоже… маска?
- Сату уснула, жаль ее будить.
- Ничего, сейчас сестра торт принесет, и она мигом проснется. – Хмыкнул Акира, и получил в ответ неуверенную улыбку Хины.

Сату смеялась. Дула свечи на торте, целых пять штук. Ела пальцами крем, перемазала им всех, а еще неугомонное дитя заставило всех играть в ладошки, смотреть мультики и рассказывать сказки. Ритсуко рассказала про Дюймовочку, Даичи поведал, что-то исконно-семейное, передававшееся из поколения в поколение, даже не сказку, а предание. Хина долго молчала, что-то обдумывая, а потом завела рассказ о янтарных бусах, чьи камни сверкали на Солнце золотыми каплями, и сквозь которые можно было видеть будущее, если выложить светящиеся камешки кругом в чистую воду…
Акира слушал сидя на диване, обнимая, усевшуюся к нему на колени племянницу, и потихоньку засыпал… очнулся он только когда погасили свет, с рук у него Даичи поднял уснувшую Сату, чтобы отнести ее в кровать, а Ритсуко тихим голосом позвала Хину.
- Пойдем, поговорим…
- Пойдем. На кухню?
- Да хоть и туда… все спят.
- Может все-таки ко мне? – Спросила Хина, поднимаясь с дивана.
- Ты параноик, Хина-чан. – Тихонько смеется сестра.
- Жизнь учит избегать чужих ушей, Ритсуко-сан. – Вежливо и спокойно отвечает одноклассница.
- Может и так, но все-таки…
- Хорошо, идемте на кухню… - Хина вздыхает и идет следом за его сестрой, а Акиру гложет любопытство, но встать сейчас означает выдать себя, поэтому он остается на месте.
С кухни доносится перезвон чашек и шипение закипающего чайника, а потом тянет запахом крепкого «Каркадэ» с лимоном. Акира морщится – это извращение крепкий красный чай с лимоном, кисло, но у его сестры всегда был несколько странный вкус, впрочем, как теперь оказалось и у Хины тоже…

- Ритсуко-сан, вы же понимаете? – Голос у Хины тихий, еле слышный, даже теперь, когда он подошел чуть ближе. Слава Ками, это не его квартира и полы здесь не скрипят.
- Понимаю. Я никому не говорила, хотя большинство работников нарадоваться не могут на новую компьютерную защиту, а мой компьютерщик уже неделю достает меня вопросами о личности умельца. Да и я сама начала задаваться вопросом – Зачем, кому-то вроде тебя… делать защиту моей компании.
- А почему нет?
- Хина-чан… - Тянет его сестра, отпивая из чашки. – Я далеко не идиотка. Мой компьютерщик молится на твою программу, а это наводит на мысли.
- Какие именно? И почему нет, я живу одна и мне надо оплачивать квартиру и школу, а вы прилично заплатили за работу. – Голос у Хины ироничный, но в нем проскальзывает некая нервозность.
- Не смеши меня, Хина-чан. Ты запросила сущие копейки за программу, которую не побрезговал бы купить и какой-нибудь банк, даже не просто бы не побрезговал, а оторвал с руками, только выстави ты ее на продажу. Поэтому я и спрашиваю – зачем ты это делаешь?
Хина молчит, наливая себе еще одну чашечку красного чая с лимоном, а потом внезапно спрашивает.
- Ритсуко, вы знаете, как умерла ваша мать?
- Зачем…
- Просто ответьте. – Голос у нее твердый. Так говорят те, кто привык, что им отвечают.
- Мама погибла во время теракта. Она стояла в банковской очереди прямо за смертником.
- А чем занимался ваш отец после ее смерти?
- Своими исследованиями в области молекулярной физики… правда он их так и не опубликовал. Говорил, что им и без этого уже есть применение… и что те, кто их применяют, могут отомстить за нашу мать. Я не особо верила, но из-за этих исследований он продолжал жить, поэтому не мешала…
- Ритсуко, послушай… - Хина вздохнула, и поставили чашку на стол. – Я была в составе той группы, что использовала его исследования, вернее, их использовал мой напарник. Мы уничтожили ту группировку под корень еще два года назад… Ваш отец был действительно хорошим человеком, я даже виделась с ним пару раз, он все пытался накормить меня чем-нибудь сладким и возмущался тому сколько мне лет… Действительно хороший человек… мы не успели ему помочь, когда за ним пришли, но я могу помочь вам… Вот и все…
- Хина-чан… - Голос у сестры дрожит, а чашка, которую она ставит на стол, чтобы не выпала из ослабевших пальцев, дробно стучит донышком о стол.
- Эй, все не так плохо, и не надо выдумывать себе не весть что. – Смеется Хина. – Я была там единственным ребенком… попавшим туда по своим причинам… принцесса среди наемников, когда-то это казалось смешным. Я ответила на ваш вопрос?
- Вполне. – Голос у Ритсуко еще дрожит, но она уже заметно спокойнее.
- Спасибо за чай, я пойду. Уже поздно, а мне завтра на занятия. Да и еще нужно успеть заскочить в парикмахерскую, как думаете, мне пойдет множество косичек?
- Думаю, пойдет. – Смеется Ритсуко и складывает чашки в раковину.
Акира еле успевает вернуться на диван и накрыться пледом, прежде чем Хина проходит через гостиную к входной двери...

Автор: Селена Рей, Алайя Рей – Один и тот же человек.
Название: Взгляд через янтарь - Часть 3.
Персонажи: Харука.
Фэндом: Пока смерть не разлучит нас.
Жанр: Агнст.
Размер: Мини.
Статус: Закончен)
Дисклеймер: От прав отказываюсь. Все создателям, я лишь фантазирую.
Рейтинг: РG-13.
От автора: Я сама не знаю, почему это написала. Наверное, по прихоти настроения, ничем больше оправдать не могу. Если это кто-то прочтет и откомментирут, буду очень благодарна)

«Взгляд через Янтарь – Часть 3»

Доказательством того, что вчерашний полуночный разговор Ритсуко с его одноклассницей был не просто плодом его воображения, являлось то, что Хина пришла в школу с копной мелких косичек на голове…
Акира резко выдохнул, отвечая на приветственное объятие, и широченную улыбку, а еще задумался о том, что же все-таки лучше для него? Выбросить вчерашний подслушанный разговор из головы или все-таки продолжить копать…
Он краем глаза смотрит на смеющуюся в компании девчонок соседку по парте и лихорадочно сравнивает ее вчерашнюю с этой. Сопоставляет и начинает понимать… почему информатик смотрит на нее с восхищением - это неудивительно, если, судя по вчерашнему разговору, она пишет такие защитные программы, что даже банк бы купил, не то что компания сестры… а еще он начинает понимать, что у этой веселой Куклы их класса было действительно очень странное прошлое.
«Мы уничтожили ту группировку под корень еще два года назад» - Кажется, так она сказала… два года назад ей было пятнадцать, а она ведь и еще до этого виделась с его отцом… Мысли путались и вертелись, не желая складываться в картинку, даже в самую невероятную…
- Эй, какого!..
- Не спи! - Смеется Хина, еще раз пихая его под бок. – Если не хочешь заработать внеплановую уборку класса.
- Спасибо. – Бурчит Акира.
- Не за что. Кстати, у нас совместный проект по информатике. Когда будем делать?
- Чего?
- Ничего. Спать меньше надо. – Все еще смеется Кукла. – Так что?
- Точно не у меня и не сегодня. – Бурчит Акира, и только потом понимает, что это прекрасная возможность напроситься в гости, да еще и к кому! К самой Кукле! Его соседке по парте и самой большой головной боли вот уже семь месяцев подряд.
Она чуть нахмурилась, а потом кивнула.
- Давай завтра. Адрес ты знаешь, а квартира на два этажа выше, на площадке только одна дверь – моя.
- Хорошо, до встречи?
- А?
- Звонок прозвенел, растяпа! – Ответил Акира, смахивая с парты в сумку вещи.
Кукла кинула взгляд на часы, недоуменно поморгала и тоже начала собираться.
- До встречи. Завтра в четыре.
Сегодня он тоже не смог заметить тот момент, в который она растворилась в толпе…

Квартира у нее красивая маленькая и безумно уютная. Очень одинокая даже когда залита солнечными бликами, пробивающимися сквозь навесы ветвей и занавески, даже когда в ней витает густой домашний аромат красного чая…
Он с интересом осматривается в комнате, пока Хина на кухне готовит чай. Как и говорила сестра – здесь повсюду цветы и разноцветные искусно спрятанные лампы. Наверное, Сату любит играть, стараясь найти их все. Стол весь в расползшихся по нему вьюнках, ковер явно выкрашен вручную, кровать у стены с балдахином расписанным цветами сакуры… занавески и бумажная балконная дверь…
Все золотистое, светлое уютное и поэтому глаз цепляется за единственное черное пятно – рамку с фотографией. Она стоит среди цветов, рядом с горшочком с фиалками. Фотография черно-белая, выделяющаяся на цветном фоне растений и квартиры, притягивающая взгляд. Акира подходит ближе и наклоняется, чтобы рассмотреть. Краем уха вслушивается в стук чашек на кухне и шум льющейся из крана воды, чтобы успеть отскочить от фотографии, когда она выключит воду…
На снимке два человека – высокий черноволосый мужчина в очках, сидящий в кресле и одетый в черный костюм с галстуком, держащий в руках трость, которую обычно носят слепые и девочка лет четырнадцати, светловолосая и светлоглазая, в белой футболке, джинсовой куртке и широких брюках, сидящая боком на подлокотнике кресла… И девочка эта – Хина.
Он повертел рамку для фотографий пытаясь найти какие-нибудь опознавательные надписи, но ничего не нашел и уже хотел поставить ее на место как сзади донеслось.
- Там ничего нет, но если хочешь что-нибудь спросить, дерзай, я отвечу.
На пороге комнаты, улыбаясь, стояла Харука с подносом в руках…

Харука возилась на кухне, сервируя чай. Она никогда не была дурой, и прекрасно понимала, что делает, оставляя обычно так внимательно относящемуся ко всему в ее жизни парня у себя в гостиной. Акира не мог не заметить фотографию, не мог не сопоставить… но сейчас, спустя почти девять месяцев с ухода Харуке действительно хотелось банального понимания и тепла. Хотелось человеческого сочувствия… того, чего она себя столько лишала.
Парень так увлекся поиском надписей на фотографии, что не заметил, как она выключила воду и подхватив поднос с чаем и печеньем вышла из кухни в гостиную.
Харука улыбнулась, когда вздрогнувший парень, поставил фото на место и нервно провел пальцами по волосам.
- Там ничего нет, но если хочешь что-нибудь спросить, дерзай, я отвечу.
- Правда?
- Ага. – Она улыбается и ставит поднос на столик.
Сегодня они так и не притрагиваются к проекту по информатике. Сегодня у них гораздо больше более важных дел. Сегодня Харука плачет впервые за многие месяцы…

Лежа у себя дома на широкой двуспальной кровати, оставшейся еще от родителей, Акира смотрит в потолок и даже не пытается осмыслить все то, что сегодня услышал. Просто в голове за несколько часов не могла уложиться вся та история Куклы, которую она вчера рассказала. И только одно он понял точно – ее поведение не маска и не самоконтроль, это что-то вроде защитной программы, которая вчера сорвалась, ведь человек как компьютер ему тоже иногда не хватает оперативной памяти…

Зима входила в свои права полноправно и веско, вымораживая тонкий лед на лужах и иней на оконных стеклах старых домов. Вряд ли конечно пойдет снег, да и до морозов северных стран не дойдет, но минус 15-ть тоже значительно, по крайней мере, для Акиры, который сейчас стоит в очереди за горячим шоколадом у уличного ларька. Кукле же, похоже, совсем не холодно, она наверно и не в такие морозы гуляла… даже шарф не одела, на нее смотреть то холодно.
- Держи.
Он протянул ей стаканчик с густой коричневой жидкостью, и Харука приняла, обхватывая ладонями, поднося ко рту, согреваясь.
- Спасибо. Что бы я без тебя делала…
Акира только улыбается и тянет ее в сторону катка. Харука любит коньки. В детстве еще до всего, она даже занималась этим профессионально в детской группе, хотела стать фигуристкой… а потом не сложилось.
Акира усмехается, наблюдая как Харука выполняет несложные пируэты, она вот уже неделю учится заново, а он не хочет даже вспоминать все ее рассказы, все, что было после ее двенадцати лет… потому что он простой парень которому нравится симпатичная девушка, но девушка эта не для него. Потому что она совсем другая, не из его мира, и напоминать себе об этом лишний раз совсем не хочется ведь когда-нибудь она уйдет, забудет и не вспомнит… а это больно. Больнее чем ее слезы…
- Привет, парень, почему не катаешься?
Акира обернулся, рядом село странное существо в серой дутой куртке, мерзло держащее руки в карманах и кутающееся в просто огромный клетчатый шарф.
- Не умею. – Фыркнул Акира. Разглядывая сидящее рядом существо, которое при близком рассмотрении оказалось молодым мужчиной в очках и с косичками на голове. – На роликах хорошо, а лед не для меня. Я здесь зрителем, с девушкой за компанию, она в детстве фигурным занималась, потом бросила, теперь вот навыки восстанавливает. А вот, кстати, и она…
Харука как раз подъезжала к бортику, раскрасневшаяся, усталая, но дико довольная. Она выскочила на дорожку, неуклюже подбежала, балансируя на тонких лезвиях, и уже хотела похвастаться успехами, как улыбка сползла с ее лица и она стеклянным взглядом уставилась на мужчину рядом с ним…

- Игава-сан… что вы тут делаете?
- Тебя жду, малышка. – Вздохнул человек в дутой серой куртке. Вытащил из кармана сигарету и с тяжелым вздохом прикурил. – Будешь?
Харука мотнула головой отказываясь от протянутых сигареты и зажигалки.
- Нет… спасибо. Но, Игава-сан, вы же знаете, я с того дня сигареты в даже в магазине видеть не могу. – Нервно усмехнулась Кукла. – Все так плохо, да? Раз вы предлагаете мне закурить…
- Я помню как он орал, что ты еще ребенок, когда год назад застал тебя курящей на балконе, и как ты кричала в ответ, что он эмоциональная дубина, помню тоже. Я тогда чуть со стула не свалился и, между прочим, пролил кофе на свой любимый ноутбук.
- Игава-сан, вы же не просто так приехали сюда. Не просто так меня нашли… что случилось?
- Мамору в больнице, все очень серьезно, нужна твоя помощь… - Мужчина коротко взглянул на Куклу и снова опустил голову. - Поедешь?
- Акира, прости, но можешь передать Ритсуко-сан, что я сегодня не смогу посидеть с Сату вечером. И в школе сказать что меня, возможно, не будет еще несколько дней…
Акира заторможено кивнул и отмер только когда Кукла и этот странный мужчина уже отошли на несколько десятков метров. Он наблюдал как они садятся в черный фургон за рулем которого сидит какая-то женщина и тот отъезжает, круто развернувшись и взвизгнув тормозами…
На ресницы упало что-то белое и пушистое.
Пошел снег…

Куклы не было три дня, а когда она появилась в школе, Акира пораженно смотрел, как сильно она изменилась. Эти три дня будто вытянули из нее половину жизни. Она осунулась, под глазами пролегли темные круги, движения были раскординированы, взгляд пуст и излишне спокоен. Теперь точно Кукла без каких-либо признаков жизни. Холодная, бесчувственная, безразличная…
- Хина-чан… - Шепнул Акира, когда она села за парту. – Что с тобой?
- Все хорошо… со мной. – Она опустилась лбом на руки. – Но… Мамору очень плохо, и станет ли лучше, будет ясно только в конце недели. Если нет, то он уже никогда не очнется…
Больше она в тот день ничего не сказала… она вообще ни с кем не говорила. Даже с ним…
Так сильно любит этого человека на фотографии?
Наверно, все-таки так…
Первые несколько дней Харука еще держится. Потом начинает срываться на всех, на любой вопрос отвечает, чуть ли не рычанием и это настолько непривычно, что даже Акире становится не по себе, что уж вообще говорить об одноклассниках или учителях. Почему она продолжает ходить в школу? Наверное, потому что запрись она сейчас в своей квартире, было бы только хуже.
Учитель мерно бубнил что-то про гражданскую войну во Франции и действия местного правительства в те годы, погружая класс в состояние полудремы. Акира и сам клевал носом, а вот Кукла уже давно дремала, опустив голову на руки и чуть вздрагивая во сне всем телом, будто от холода…
Нежная, тихая мелодия не сразу прокралась в сознание, дополняя сонное настроение, как колыбельная из детства, а вот то что соседка по парте вскочила чуть, не свалив парту и прервав колыбельную мелодию схватила мобильный телефон, быстро проговорив в трубку несколько слов на английском, выдернуло в реальность не хуже ведра холодной воды, а Кукла уже скидывала вещи в сумку не обращая внимания ни на застывшего от подобной наглости учителя, ни на странно одеревеневших одноклассников.
- Куда ты?
- Мамору очнулся, хочу успеть на ближайший автобус до Токио. Поезда ведь здесь не ходят… - Она чуть не зарычала, пытаясь впихнуть в сумку учебник, потом кинула взгляд на часы и упала на стул… поняла, опоздает.
Акира видел ее слезы несколько раз, и всегда она плакала тихо, просто позволяя соленым капелькам катиться по щекам. Она не стирала их руками и даже продолжала говорить. Ее голос при этом совсем не менялся… сейчас же Кукла плакала навзрыд, остервенело, смахивая пальцами слезы со щек. Она выплескивала все напряжение, накопившееся за эти дни…
Акира схватил с пола ее упавшую сумку, от чего из нее вывалился несчастный учебник истории, схватил Куклу за руку и вытащил из класса в гардероб, забрал вещи.
- Куда?..
- У меня во дворе мотоцикл, до Токио конечно бензина не хватит, но автозаправки еще никто не отменял. Да и езжу я с куда большей скоростью чем автобус…
Хина последний раз всхлипнула, утерев слезы рукавам пушистого зеленого свитера, натянула пальто и ответила тихо и почти неслышно…
- Спасибо…

- Она тебе нравится?
- И как вы догадались?! – Съязвил Акира, тому саму парню с катка, который подсел рядом на больничный диванчик. Харука убежала в палату, что была в нескольких метрах от скамьи, на которой они сидели, в сопровождении какой-то черноволосой ярко накрашенной женщины, которая больше походила на богатую стерву, чем на врача.
- Ты ее сюда привез… - Пожал плечами Хакер, будто и не понял издевки. – Знаешь, а ты похож…
- На кого? – Акира искоса посмотрел на вертящего в пальцах сигарету мужчину, курить в больнице было нельзя, а ему похоже хотелось.
- Был один парень… в Портленде, вернее в его пригороде, его Майкл звали…
- И зачем вы мне это говорите?
Мужчина посмотрел на него из под очков как-то странно, Акира не понял этот взгляд, а потом сказал.
- Да просто так… удивился, насколько у нее все друзья, что ей по возрасту подходят одинаковые…
- Только друзья… - Еле слышно хмыкнул Акира, поняв, что хотел сказать ему этот странный мужчина. – Вы ее довезете домой?
- Ага, иди… не волнуйся.
- Хорошо.
Акира встал со скамьи с четким и немного горьким ощущением того, что ему и впрямь здесь делать нечего. Это не было больно… просто… он и сам не знал что.
Уже на грани слышимости, когда он тянулся пальцами к ручке двери выхода из больничного коридора, его настиг полу-плач полу-всхлип, из-за двери больничной палаты…
- Мамору дура-а-а-а-ак… - Счастливо плакала Кукла.
Акира же, выходя, подумал, что так, наверное, и взрослеют парни, понимая, что первая любовь проходит мимо, смотря совсем на другого человека и с этим ничего поделать нельзя…

@темы: Блейд, Игава, Харука, фанфик

Комментарии
2012-02-28 в 19:30 

Linoha
Мне страшно заходить за тобой в пустую комнату, я каждый раз боюсь, что в ней никого не окажется. Тебя нет, тебя не существует, есть только твоя игра
Янтарная Кукла *__*

и квартирка встает как настоящая перед глазами! и перемигивающиеся лампочки и цветы в горшках. и люди что живут вниз по деревянной лестнице с теплыми перилами. и закладки на которые хочется нажать, но курсор мышки нажмет на другую кнопку...

и конец такой... с янтарными слезами)))) вроде бы и слезы, но что-то в них теплое и сверкающее.

2012-02-28 в 19:37 

Алайя Рей
Никогда не говори никогда...
Linoha
Спасибо)
Но еще не конец)
Сейчас дописываю четвертую часть разделенную на две главы)

2012-02-28 в 19:41 

Linoha
Мне страшно заходить за тобой в пустую комнату, я каждый раз боюсь, что в ней никого не окажется. Тебя нет, тебя не существует, есть только твоя игра
будем ждать)))

   

Until Death Do Us Part

главная