Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:28 

Взгляд через Янтарь. Часть 4, Главы 1-2.

Алайя Рей
Никогда не говори никогда...
Автор: Селена Рей, Алайя Рей – Один и тот же человек.
Название: Взгляд через янтарь - Часть 4.
Персонажи: Харука.
Фэндом: Пока смерть не разлучит нас.
Жанр: Джен, романс.
Размер: Мини.
Статус: Закончен)
Дисклеймер: От прав отказываюсь. Все создателям, я лишь фантазирую.
Рейтинг: РG-13.
От автора: Я сама не знаю, почему это написала. Наверное, по прихоти настроения, ничем больше оправдать не могу. Если это кто-то прочтет и откомментирут, буду очень благодарна)


«Взгляд через Янтарь – Часть 4»

Глава 1

- Последнее более достоверное историческое воспоминание о людях с Янтарными глазами, как о тех, кто не боится и не таится, приходится на I – II век нашей эры. Но даже тогда, они встречались только среди Лесных народов и Кочевых племен… - Читала Харука сидя на стуле рядом с кроватью Мечника. – Великие империи и их правители, ранее сделавшие бы все, лишь бы заполучить себе на вольную службу одного из них, теперь все чаще стремились убить, надеясь на правило «не мне – значит никому». Но нельзя было сказать, чтобы их планы часто венчались знаменем успеха, Желтоглазые опережали каждый их шаг, каждый помысел, и успевали увести племя, с которым путешествовали или жили подальше в лес или в горы. Неуловимые, словно дым на ветру они никак себя не называли, потому что не могли считаться народом, ведь любая из них могла родиться где угодно и когда угодно, но люди с древних времен, до рождества Христова называли их Жрицами Природы или Древних Богов и это название принесло им гибель… ибо появилось слово «ведьма». Начались гонения не только на женщин с желтыми глазами, но и та тех, кто носил украшения из янтаря, ведь эти камни нарекли ведьмовскими. Сжигали и казнили даже мужчин, позабыв, что Желтоглазые только женщины – жрицы… но все это почти не трогало истинных, ведь они жили в лесах скрываясь и видя наперед. А потом началась Охота на Ведьм захватившая всех, даже тех, кто прежде им поклонялся, и даже их дар не мог им помочь, прятаться просто стало негде… Сотни истинных «солнечных» сгорели на кострах инквизиции, полыхавших повсеместно, сгорели, превратившись в пепел, что покрыл вековой пылью историю, оставив после себя лишь небылицы и легенды в которых к нашему времени совсем не осталось правды…
- И зачем ты мне это читаешь?
Харука улыбается и прикрывает глаза, закладывая книгу шелковой тряпицей, глядит из под ресниц на хмурящегося Мечника, лежащего на больничной кровати.
- А что я еще должна делать? Доктор сказала, что вам ничего нельзя, кроме чтения вслух и то чего-нибудь нейтрального, вроде старых легенд.
- И все же?
- Верно… - Харука вздыхает, ее тонкие пальцы скользят по плотной обложке книги, по уголкам обитой железом. – Мне просто показалось… эти женщины из истории не имели ни одного из тех даров, что им приписывали, не делали ничего, что им вменяли, они просто могли видеть наперед, немного дальше, чем остальные. Эта история… таких как я, история людей с янтарными глазами, с глазами цвета солнечных камней… и мне хочется в нее верить.
- Не смотря на всю жестокость? Почему?
- Потому что я не хочу верить в то, что я какой-то лабораторный мутант, искусственно выведенный человек… ведь мама рожала меня… это было искусственное оплодотворение в дорогой клинике, и они вполне могли в ее яйцеклетку подсадить что-нибудь… меня, а не ту дочь, что она желала. Но эта книга… я купила ее на блошином рынке, когда подбирал безделушки для квартиры, за бесценок, у пьяницы, продающего наследство умершего деда-профессора. Она была на латыни – я перевела…
Мамору молчит, просто потому что не знает, как реагировать. Он задает самому себе вопрос – сколько же страхов у нее накопилось за время его отсутствия и как ему теперь их разгребать…
На следующий день Харука не приносит книгу и вообще не вспоминает о ней. Она читает ему детективы и уходит за десять минут до последнего автобуса…

Неделя проходит совершенно однообразно. Харука приходит к половине третьего. Садится на стул, читает ему что-нибудь в слух, потом что-то пишет, скорее всего, домашку, потом печатает на ноутбуке «работу еще никто не отменял», потом опять читает вслух.
Она следит за приборами, к которым он подключен, ходит в столовую за очередной разрешенной едой. За ее спиной шепчутся медсестры, но она этого даже не замечает, сосредоточенная на нем и своих личных делах, а вот он наоборот обращал внимание, благо слух позволял – хоть какое-то развлечение. В конце концов, не каждый день услышишь о себе, что ты дядя, брат и даже, произносилось тише и с нервным сомнением в голосе – муж, и еще много-много неправильных предположений. Впрочем, когда их бредни выходили за грани приличия, его терпение кончалось и это выливалось в рычание на медсестер и грубые ответы, после которых, сплетни угасали не менее чем на пол дня. В такие моменты Мечник завидовал вечной отрешенности Харуки от мира, ее умению «не замечать»…

- Ой, идет! – Пискнула за неплотно прикрытой дверью молоденькая медсестра, может всего на год старше Харуки, и поспешила убежать.
В палату вошла Харука, втянув полами не застегнутого халата запах асептиков из коридора. Поздоровалась, чуть сжав его пальцы в своих теплых и маленьких ладошках, села в кресло, достала книгу… присутствие Харуки успокаивало. Но все равно лежать и ничего не делать было утомительно. И плевать на слова врача о том, что сейчас это его работа – выздоравливать. К тому же Харуку надо было вытаскивать из того кокона, в который она забралась. Обычно Мечник три раза думал, прежде чем следовать каким-либо советам Игавы, но сейчас…
- Мамору-сан! Вы что, мальчишка? Я не буду!.. – Вскочила из кресла Харука, узревшая видение ближайшего будущего, чуть не расплескав чай и не залив им книгу.
Мечник только усмехнулся, открывая глаза и глядя на Харуку, расплывающуюся белым, но определенно видимым пятном у него перед глазами. Стоп! Повязки… Ему, что повязки с глаз сняли?
Очертания вещей, да и сами вещи выглядели пятнами вполне определенной формы и даже имеющими цвет, непривычно, странно, но они были видны!
Судя по тому, как дернулся контур Харуки, она поняла.
- Мамору-сан? Вы меня… - Она запнулась, выдохнула. – Видите?
- Контурами, пятнами, линиями. – Голос у него все еще был грубым, и не потому что он недавно проснулся, просто голосовые связки будут восстанавливаться еще очень долго. Если восстановятся вообще. – Ты сегодня рано.
- Суббота. – Пояснила Харука и, изменяя обычному распорядку, села на край его кровати, став четче в его глазах. Протянула руку. – Можно?
- Можно. Не фарфоровый, не рассыплюсь. – Усмехнулся мечник.
- Хорошо…
Теплые пальцы коснулись прикрытых век, пробежали по шрамам. – Это так останется? Расплывчатое зрение?
- Да, это максимум.
- Мне жаль.
- Не жалей. – Улыбнулся мечник. Бровь под ее пальцами дернулась вверх. – Сейчас мне кажется, что лучше бы я оставался полностью слепым. Опять учиться заново, сражаться с таким зрением.
- А разве это не хорошо?
- То есть? – Прищурился Хиджиката.
- Будет повод улучшить навыки. Научиться новому или я не права?
- Права. Впрочем, как всегда… что сегодня читаешь?
- Философию, задали на дом.
- Тогда с обсуждением не ко мне. – Усмехнулся Мамору, и Харука вздохнула. – Ладно… читай вслух, буду просвещаться. Все не так скучно…
Харука облегченно выдохнула, по крайней мере, ей удалось на время отвлечь Мамору от мальчишеских выходок с ее непременным участием…
- Ну, чтож, начнем!
Харука открыла книгу. Видение все еще стояло перед глазами…

«Взгляд через Янтарь – Часть 4»

Глава 2

- Смотри-ка, снова пришла. Фифа такая! – Процедила неслышно пожилая медсестра на ресепшн у входа в отделение. – Тьфу!
- Ага. – Скривилась согласно молоденькая сестра, худая и длинная как жердь, опираясь локтями о стол. – И главное было бы к кому. Мафиози какому-то. Я была у него в палате один раз, капельницу меняла. Бррррр… весь в шрамах!
- Молоденькая какая, жалко. Такая красавица и молодость свою на… такого человека. - Сочувственно вздохнула старушка-санитарка, отхлебывая крепкий чай из большой синей кружки, смотря в спину прошедшей по коридору девушке.
Медсестры фыркнули.
- А может это, правда любовь? – Тихо заметила девушка интерн, работающая в этой больнице всего третий день и прикрепленная как раз к врачу, ведущему человека со шрамами на глазах. – Или он ее родственник?
- Ты сама-то веришь, во что говоришь? – Скептически приподняла бровь жердь, и окинула девушку таким взглядом, будто сканировала на нормальность. – Будто такая как она, бескорыстно будет…
Она не договорила, из кабинета выглянула начальница.
- Так, девочки, хватит рассиживаться, обед закончился пять минут назад. Быстро все за работу!
Жердь фыркнула, но при начальнице продолжать мысль не стала, чревато, поэтому только скривилась и пошла мыть чашку.
Все остальные тоже разбрелись, провожаемые пристальным взглядом начальства…

- Мамору-сан! Вам, что настолько неинтересно? – Голос у девушки возмущенный.
- С чего ты взяла? – У мужчины голос грубый, намного грубее, чем был раньше, Клара знает это, потому что читала его историю болезни.
- Вы уснули на пятой странице, Мамору-сан! А ведь это было только предисловие. – Улыбается девушка. – Сказали бы… я бы принесла, что-нибудь другое.
- Интереснее чем философия средневековья? – Насмешливо выгибает бровь мужчина. Тянется рукой и ерошит волосы, скорчившей детскую рожицу девушке, привычным таким жестом.
- Ага. – Кивает девушка. – Философию древней Индии, например! Это гораздо интереснее: философия недеяния…
- Харука… - Мужчина откидывается на подушку и хохочет.
Девушка несколько секунд озадаченно хмурится, решая обижаться или смеяться вместе с ним, потом уголки ее губ приподнимаются, и она тоже смеется. Громко, заливисто, весело…
Кларе не хочется прерывать эту идиллию, но приходится. Поэтому она стучит в стекло, прежде чем вкатить стойку с капельницей. Смех резко обрывается. Девушка откатывается на стуле от кровати метра на три и усиленно делает вид что читает. Мужчина же остается лежать, но больше не смеется.
Клара ставит капельницу, задает с десяток вопросов о самочувствии, аккуратно конспектируя в блокнот, пока капельница вливает лекарство.
- Сможете выключить? – Спрашивает она у девушки, уже зная ответ.
- Конечно. – Кивает та. Светлые пряди падают на лицо, а глаза отсвечивают желтым.
Клара кланяется и уходит. Когда она отходит метров на десять от палаты она слышит, как они снова начинают смеяться.
Все же, какие странные люди…

Клара сидит за компьютером в темной ординаторской и печатает отчет. Сегодня ее первое дежурство…
- Можно?
Клара вздрагивает, слыша стук, но отвечает.
- Конечно.
На пороге появляется та самая девушка, что приходит по рассказам медсестер к мужчине со шрамами на глазах каждый день вот уже вторую неделю. На ней джинсовый комбинезон, водолазка и накинутый на плечи белый халат, она прикрывает рот рукой, подавляя зевок. Врач говорила, что она часто задерживается гораздо дольше, чем это позволено посетителям, но ей разрешено.
- Извините. – Улыбается эта странная девушка. – Вы мне не подскажете…
- Что именно? – Клара очень старается выглядеть уверенно и взросло, как и подобает врачу, но почему-то глядя в улыбающиеся глаза девушки, что та гораздо старше… хоть и выглядит лет на шестнадцать не больше.
- Понимаете… - Девушка лукаво улыбается, опираясь о косяк. – Мамору-сан никогда сам не спросит, а мне бы хотелось знать… его скоро выписывают?
Она смотрит проницательно, золотистая радужка глаз мерцает в свете монитора.
- Сейчас посмотрю. – Она лезет в папку с записями на Хиджиката Мамору, листает страницы, испещренные неровным почерком врача.
- Примерно через неделю…
- Кохаку Хина. – Представляется девушка, понимая, почему запнулась Клара.
- Кохаку-сан. – Заканчивает девушка… - Что-нибудь еще?
- Нет… спасибо. – Глаза странной посетительницы на секунду тускнеют. Будто выцветают, а может наоборот становятся более… человеческими. – Только… будьте на этой неделе осторожны, переходя дороги, хорошо?
Клара недоуменно смотрит на нее и кивает только тогда, когда Янтарная Кукла уже скрывается за дверью в темном больничном коридоре…

- Смотри-ка, опять пришла, минута в минуту! – Скучающе протянула одна из медсестер, в который раз провожая взглядом.
- Поди опять допоздна сидеть будет. – Бурчит вторая медсестра.
Клара в разговор не вмешивается, хотя знает, сегодня девушка пришла очень ненадолго. Она пришла чтобы сразу же уйти. Но не одной, а вместе с человеком из дальней палаты, которого сегодня утром выписали из больницы…
Они странно смотрелись рядом, уходя. Очень… близко, как будто с одной фотографии, но настолько странно… казалось, что с одной стороны фотография цветная, а с другой черно-белая.
Мужчина шел легко, широко шагая, лишь чуть опираясь ладонью о плечо девушки. Совсем не так, как полагается ходить почти слепому человеку, нацепившему темные очки. Девушка… Хина. Невысокая, она двигалась так же плавно и ничуть не отставала, не смотря на то, что была на каблуках, а пол в клинике довольно скользкий…
Клара улыбнулась, им вслед. Все хорошо, что хорошо кончается.

- И куда мы пойдем?
- А куда вы хотите, Мамору-сан?
Мужчина секунду раздумывает над ответом, а потом спрашивает.
- Покажешь где жила все это время?
Харука застывает на месте, а потом широко улыбается и кивает.
- Конечно! Только… - Она схватила Мечника за руку, срываясь на бег. – Наш автобус!

- Говоришь этажом ниже живет дочь того самого профессора?
- Ага. С мужем и дочерью…
- Познакомишь? – Спрашивает Мечник, чуть хмурясь. – Хочу… поблагодарить, за отца. Лично ему сказать спасибо я не успел.
- Обязательно. – Кивает Харука, отворачиваясь к окну. Ей тоже больно вспоминать доброго старика. Она еще несколько минут сидит вот так, вжимаясь лбом в прохладное стекло, а потом на ее лице высвечивается широкая улыбка.
- Что такое? – Спрашивает Мечник, невольно улыбаясь в ответ.
- А я ведь вам самое важное не рассказала. – Смеется Харука.
- И что же?
- У Сату, внучки профессора… – Харука понижает голос и еле слышным шепотом выдыхает. – Глаза, как у меня… желтые.

Конец!

@темы: Игава, Мамору, Харука, фанфик

Комментарии
2014-05-30 в 16:29 

Очень и очень понравилось *^*

URL
   

Until Death Do Us Part

главная